Главная \ НОВОСТИ \ К ВОПРОСУ О ТОПОНИМАХ И МИКРОТОПОНИМАХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ АХТЫНСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

К ВОПРОСУ О ТОПОНИМАХ И МИКРОТОПОНИМАХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ АХТЫНСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

« Назад

К ВОПРОСУ О ТОПОНИМАХ И МИКРОТОПОНИМАХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ АХТЫНСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН 15.08.2016 08:23

Ономастика как совокупность всех существующих и существовавших в языке собственных имен занимает важное место в современной лингвистической науке. Ономастические исследования в языке могут демонстрировать наиболее парадоксальные ситуации, анализ которых должен способствовать возникновению новых, более углубленных общелингвистических концепций, установлению более древнего состояния языков и соотношения их диалектов, определению языковых и культурных контактов разных народов, изучению заимствованной лексики и т.д.

В своем становлении и развитии ономастика прошла долгий и плодотворный путь. Научный период ономастики, в частности топонимики, начался на рубеже XVIII-XIX веков, начиная с работ В. Н. Татищева, Н. И. Надеждина, А. Х. Востокова, М. А. Кастрен, Я. К. Грота и др. В развитии ономастики невозможно не оценить и роль современных отечественных исследователей В. А. Никонова, О. Н. Трубачева, В. Н. Топорова, Н. И. Толстого, А. И. Попова, Э. М. Мурзаева и др.

Во второй половине XX века возрос интерес к изучению ономастической лексики Дагестана и Кавказа в целом (Дж. Н. Коков, А. А. Сулейманов, А. Дз. Цагаев, М. А. Булгаров, Л. П. Ефанова и др.). Зачинателями научного исследования топонимов Дагестана являются С. М. Хайдаков, Р. И. Гайдаров, И. Х. Абдуллаев, К. Ш. Микаилов. В настоящее время сделаны определенные шаги по исследованию дагестанского ономастикона – публикации статей, защита диссертаций, монографий, издание книг по ономастике народов Дагестана. В частности, вышли в свет научные труды и статьи ученых по топонимике и антропонимике лезгин: Р. И. Гайдарова «О названиях лезгинских аулов (К вопросу о топонимии лезгин)» (1963), Б. Б. Талибова, М. М. Гаджиева «Лезгинско-русский словарь» (1966), И. Х. Абдуллаева «Еще раз к происхождению гидронима Самур» (1976), Г. Х. Ибрагимова «К этимологии гидронима Самур» (1976), Р. И. Гайдарова «Введение в лезгинскую ономастику» (1996), У. А. Мейлановой, Б. Б. Талибова и Э. М. Шейхова «Структурно-морфологическая характеристика лезгинской топонимической номенклатуры на территории Азербайджана» (1996), Н. Ш. Абдулмуталибова «Словарь лезгинских личных имен» (2004) и др.

Несмотря на значительное улучшение состояния дагестанской, в частности, лезгинской топонимики, еще нет целостной топонимической картины. До сих пор не проводились сбор и системный анализ топонимов и микротопонимов отдельных сел и районов республики. В связи с этим цель данного исследования – рассмотреть изученность топонимической системы Ахтынского района, провести системный анализ топонимического фонда района, дать его классификацию по словообразовательно-морфологическим моделям и семантическим группам. Исследование проводится на полевом материале автора Л. Д. Рамазановой [12].

Ахтынский район, через который протекают реки Самур и Ахты-чай с многочисленными притоками, занимает огромную территорию на юге республики Дагестан; славится сероводородными источниками и уникальными природными памятниками; имеет свои анклавы (Новый Гогаз, Новый Усур) на территории Магарамкентского района. Название районного центра Ахты на протяжении нескольких сотен лет находится в центре внимания публицистов, писателей и ученых. Данная тема освещается в статьях А. Д. Бабаева [3, с. 140], А. М. Фетяхова [16, с. 18], Р. И. Гайдарова [6, с. 6-7], М. Г. Раджабова [2], Л. Д. Рамазановой [13, с. 27-32], в стихотворении Сулеймана Стальского, в трудах З. Р. Ризванова [14, с. 167], Дж. Н. Ахмедова [2, с. 75], Д. Ш. Шерифалиева [17, c. 59-60], Г. Х. Ибрагимова [Цит. по: 1, с. 39-40] и др. (некоторые из них не имеют научного обоснования и носят параэтимологический характер).

Таким образом, исследуя один ойконим, из поля зрения исследователей выпадает целый список сел района и их микротопонимия. В связи со сложившейся ситуацией особого внимания требуют сбор и системный анализ всей топонимической системы района, играющие важную роль в установлении целостной топонимической картины лезгин и Дагестана в целом. Говоря о целостной картине, особую тревогу вызывает микротопонимика исчезнувших населенных пунктов, в том числе судьба незафиксированного материала, находящегося 10.02.00 Языкознание 147 под угрозой исчезновения. Так, бесследно пропал незафиксированный ономастикон трех исчезнувших еще в средние века сел Ахтынского района – Чохвер Левер и Цийи хюр.

На грани исчезновения находится незафиксированный топонимический материал не только опустевших, но и других населенных пунктов. Исчезновение топонимов ведет к нарушению памяти народа об историческом прошлом. Если сегодня не зафиксировать весь ономастический фонд, то он окажется навсегда утерянным для народа и для науки. Исследование топонимов имеет значение не только в собственно лингвистическом смысле слова, для изучения истории, географии, культуры и традиций народов Дагестана, но и в плане лингвоэтноэкологии.

На основании вышесказанного в настоящем исследовании проводится системный анализ топонимических единиц 19 действующих (Ахты, Гдым, Гдынк, Новый Гогаз, Джаба, Зрых, Кака, Калук, Курукал, Лут- кун, Миджах, Новый Усур, Смугул, Ухул, Фий, Хкем, Хнов, Хрюг, Ялак) и 17 переселенных и исчезнувших (Балуджа, Гогаз, Гра (живет одна единственная женщина), Джиг-Джиг, Ихир, Кахул, Кудчах, Лгапиркент, Маза (восстанавливаемый), Старый Хкем, Усур, Филидзах, Филиф-Гюне, Храх, Хуля, Хал, Ялджух (живет одна семья) населенных пунктов Ахтынского района.

В ходе исследования выделяются следующие тематические группы: названия кварталов, годеканов, мельниц, майданов, родников, рек, речек, минеральных вод, водопадов, дорог, улиц, гор, пастбищ, сенокосных участков, пашен, скал, ущелий, лесов, долин, равнин (плоскостей), мостов, мечетей, культовых мест.

В структурном плане топонимический материал района можно классифицировать на следующие группы:

1. Простые:

Непроизводные: состоящие только из корня, основы: Къаях – «букв. Очень холодное место» (гора в с. Ялак), Шран – «букв. Поле, покрытое полынью» (шран – разновидность полыни, пашня в с. Джаба);

Производные а) корень + формант множ. числа: КIампIалар – «букв. Скопище, группа» (квартал в с. Ахты), Сенгерар – «букв. Господствующие высоты» (пастбище в с. Ухул);

б) корень + формант местного падежа: Ягъук – «букв. За косогором» (пашня в с. Хрюг), Хевехъ – «букв. За воротник» (пастбище в с. Фия);

в) корень + формант местного падежа + формант множ. числа: КIамарив – «букв. Возле ущелий» (пашня в с. Старый Гогаз).

2. Сложные: АптаратIрал (А пата авай ратIарал) – «букв. На токах, находящихся на той стороне» (пастбище в с. Гдым), Тикталибаш (Тик Тали баш) – «букв. Вершина крутого Тали» (гора в с. Фия).

3. Составные:

а) двухкомпонентные: Лацу кIакIалар – «букв. Белые камешки» (пастбище в с. Фия), Апаян келле – «букв. Череп свекра» (склон в с. Верхний Хкем);

б) трехкомпонентные: Свасар къугъвай тIулар – «букв. Равнины, где играли невесты» (пастбище в с. Джаба), Тамун кьилин ятах – «букв. Овчарня на опушке леса» (пастбище в с. Зрых);

в) четырехкомпонентные: Пуд кIук алай дагъ – «букв. Гора с тремя вершинами» (гора в с. Кака), Бег ацукьай къванцин рат – «букв. Гумно у большого камня, где сидел жених» (майдан в с. Джаба);

г) пятикомпонентные: Гьажи Исрафил эфенди бубадин пIир – «букв. Святыня отца Гаджи Исрафил эфенди» (святое место в с. Фия), Гьажи Мустафа эфенди бубадин пIир – «букв. Святыня отца Гаджи Мустафа эфенди» (святое место в с. Фия);

д) шестикомпонентные (крайне редко): Больницадин патав гвай Гьажи МутIалибан муьгъ – «букв. Находящийся возле больницы мост Гаджи Муталиба» (мост в с. Ахты).

В специальной литературе считается общепризнанным, что самым древним слоем среди топонимов являются географические названия с простой основой. Деривационное же образование географических названий относится к более позднему периоду [10, с. 26-48]. Важность исследования способов словообразования топонимов и их структурно-грамматических моделей не подлежит сомнению. Это, с одной стороны, дает возможность очертить те грамматические средства, которые отбирает ономастика из общеязыкового арсенала, а с другой – облегчает установление природы самих названий. Как свидетельствует исследуемый материал, ахтынская топонимия характеризуется большим разнообразием структурных моделей. Не меньшим разнообразием отличается и семантический аспект топонимического материала района, по мотивам называния которого можно определить важные вехи в истории народа, отдельные со- бытия в жизни людей, национальные и культурные ценности и интересы, особенности местности и т.д.

С точки зрения семантики собранный топонимический материал можно разделить на группы, отражающие: 1) рельеф (горы, вершины, возвышенности, холмы, склоны, ущелья, перевалы, скалы, луга, равнины (плоскости); 2) водные объекты (родники, реки, речки, минеральные воды, озера, водопады); 3) объекты, связанные с поселением и хозяйственной деятельностью человека (кварталы, мельницы, годеканы, гумна, пашни, сенокосные участки, пастбища, дороги, улицы, мосты); 4) религиозные представления (мечети, культовые места). Среди них можно выделить микротопонимы мотивированные и немотивированные (мотивы, называния которых пока еще неизвестны). Микротопонимы первой группы классифицируются по разным признакам: связанные с личными именами (Гьажисейн бубад булах – «букв. Родник отца Гаджи- Гусейна» с. Зрых), с названиями животных (Пилидин къванер – «букв. Волчьи камни», пастбище в с. Джаба), растений (ЦIвокI – «букв. от слова «цIуькI» – просо. Пашня, где просо ежегодно давало хороший урожай, с. Ахты), особенностями объекта (формой, температурой, местонахождением, размером, возрастом, вкусом, хозяйственным применением) (Агъа булах – «букв. Нижний родник», с. Ухул), традициями и отдельными событиями (Фекьи тухвай кIам – «букв. Ущелье, унесшее муллу», с. Гдым) и т.д.

В микротопонимах территории Ахтынского района также отмечены случаи, когда в сложных и составных топонимических единицах наряду с компонентами ясной семантики участвуют топоэлементы с затемненной семантикой, а также слова, заимствованные из арабского, армянского, тюркских, персидского и русского языков.

К номинации и мотивационным параметрам микротопонимов имеет отношение и такое обстоятельство, как наличие среди них бинарных или троечных групп системно противопоставляемых наименований. При исследовании микротопонимов Ахтынского района выявлены следующие противопоставления: 1) хронологическое: куьгьне (старый) – цIийи (новый); 2) размерное: гъвечIи (маленький) – чIехи (большой); 3) ориентационное: агъа (нижний) – юкьван (реже, средний) – вини (верхний), вилик (передний) – кьулухъ (задний), и (этот) – а (тот); 4) температурное: чими (теплый) – къайи (холодный).

Определенную трудность при сборе и обработке микротопонимов составляет проведение границ между тематическими группами. Порой очень трудно обозначить эту грань, например, между пастбищем и сенокосным участком, пастбищем и пашней и т.д. Определенную роль в этом играют сезонное использование земли, несоответствие названия топонимического объекта и его применения (Семедан гуьне – «букв. Склон Самеда», пашня в с. Джаба). Часто можно заметить, что названия некоторых годеканов, майданов, мельниц, родников соответствуют названиям кварталов, в которых они находятся (СикIер ким – «букв. Лисий годекан» (с. Хрюг), СикIер мягьле – «букв. Лисий квартал» (с. Хрюг), кварталы – тухумам, которые там расположены (Газанарун мягьле – «букв. Квартал Гасановых» (с. Гдым), Газанар «Гасановы» (тухум в с. Гдым), ущелья – названиям рек, в которых они протекают (Кьехуьл кIам – «букв. Ущелье Кахул (название села)», Кьехуьл кIам – «букв. Речка Кахул» (с. Зрых) и т.д.

При исследовании топонимического фонда района определенное место занимает и топонимический фольклор, в частности, исторического характера, свидетельствующий о реальных исторических событиях, происходивших на территории Дагестана и исследуемого района. Особый интерес вызывают атрибуты, связанные с именем народного эпического героя Шарвили: Шарвилидин кIвал – «Останки дома Шарвили», Шарвилидин кIвалик квай кьекьел гъвар – «Железное» бревно, которое Шарвили приволок через Салаватский перевал и использовал при строительстве своего дома», Шарвилидин кIац-магъара – «Логово Шарвили», Шарвилидин майдан – «Площадь Шарвили», Шарвилидин къых – «Скала Шарвили», Шарвилидин чIутI – «Чут Шарвили» (чут – приспособление, играющее роль сторожевой башни; строится обычно в горных сопках из девяти камней в человеческий рост), КIелез хев – «Склон с крепостью» и др. Они отражают элементы исторического, национального и мифологического характера.

Резюмируя вышеизложенное, можно сделать следующие выводы:

1. Топонимический фонд Ахтынского района до настоящего времени не изучался.

2. По словообразовательно-морфологическим моделям топонимический материал района можно подразделить на следующие группы: непроизводные, производные, сложные и составные.

3. По семантике топонимы и микротопонимы района подразделяется на группы, отражающие рельеф, водные объекты, объекты, связанные с поселением и хозяйственной деятельностью человека, религиозные представления. Они, в свою очередь, классифицируются на подгруппы, связанные с антропонимами, зоонимами, фитонимами, особенностями объекта, традициями и отдельными событиями.

4. Для топонимики района характерны наличие немотивированных и многокомпонентных топонимов, бинарных и троечных композиций, заимствованной лексики, размытость границ между тематическими группами и т.д.

 

Рамазанова Латифа Дашдемировна
Дагестанский научный центр Российской академии наук